Психология и соционика

Клуб Квадра. Краткие сведения о соционике и ее связи с психологией. Описания соционических типов. Тесты. Статьи

"Положение рабочего класса в России" PDF Печать E-mail
Автор: admin   
08.07.2010 07:13

"ПОЛОЖЕНИЕ РАБОЧЕГО КЛАССА В РОССИИ" - работа В.В. Берви-Флеровского (1869).

В сочинении Берви-Флеровского получила яркое выражение мысль, что одна реформа 19 февраля 1861 не произвела, да и не могла произвести серьезного улучшения в положении народных масс. "Природа дает возможность поражать мир таким же благоденствием, каким его поражает демократия Американских Соединенных Штатов, а социальные условия заставляют поражаться такими бедствиями рабочего населения, которые почти неслыханны, в сравнении с которыми много раз оплаканные судьбы европейского пауперизма должны представляться райским блаженством и недосягаемым благополучием".

Для тогдашней эпохи является характерным то, что автор не выделяет рабочий вопрос из крестьянского, и большую часть его книги занимает описание положения именно земледельческого населения. Причину крестьянского обеднения автор видит в тяжести оброков и податей и во вредном влиянии помещичьего землевладения. "Мы можем быть вполне уверены, что если бы у нас не было помещичьих земель, то Россия по благосостоянию своему немедленно сравнялась бы с Европой, а при улучшении финансовой системы стала бы догонять Америку".

Что касается характеристики положения рабочих, на примере центра промышленного производства г. Енисейска, то Берви-Флеровский выделяет по характеру работы пять главных групп: это "рабочие по общему контракту, конюхи, рабочие для вскрытия торфов, золотишники и розыскные партии". Рабочие по общему контракту составляют большинство рабочих и имеют самую тяжелую работу и самое плохое содержание, по сравнению с другими группами. "Что же делать, - скажет мне политико-эконом, - заработная плата определяется законами конкуренции, остается им подчиниться, - пишет Берви-Флеровский. - Итак, - продолжает он свою мысль, - если заработная плата определяется конкуренцией, то следовательно общество должно смотреть сложа руки на все безобразные явления, которые происходят от такого положения, явления, поражающие не только отдельную личность, но всю массу рабочего населения? Если право собственности имеет какое-либо полезное значение для общества, то только потому, что посредством его труд может получить полное вознаграждение. Приобретение без труда есть приобретение насчет чужого труда, а приобретение насчет чужого труда есть нарушение права собственности. Не забудем же это".

"Нельзя не заметить, - рассуждает Берви-Флеровский, - что современный порядок, при котором произведения фабрик и заводов принадлежат одному капиталисту, в высшей степени убыточен для рабочих. Общество должно сделать все от него зависящее, чтобы поставить работника по отношению к капиталисту в такое положение, при котором он не соглашался бы быть наемником. Капиталист дает свой капитал, работник - свой труд, произведение есть плод их общих усилий. Работник не должен отказываться от своих прав на него ради жалкой заработной платы. Наем на фабрики и промыслы заменил собою рабство; но это отношение не окончательное, а составляющее для работника только одну ступень выше крепостного труда; настанет время, когда наем будет воспрещен, как воспрещено рабство. Между работником и капиталистом должно быть равенство, а его не будет до тех пор, пока будет существовать наем, пока капиталист и работник будут наниматель и наемник, а не товарищи, пока работники не будут такими же хозяйствами произведений фабрики, как и капиталист".

Таким образом, идея равенства, идея товарищества между капиталистом и работником, идея разделения изведенного продукта по трудовому вкладу становится основной идеей работы Берви-Флеровского. "Рабство уничтожено и уступило свое место найму - наем должен уступить товариществу. Между трудом и капиталом должно быть равенство, между работниками и капиталистом - товарищество". Удивительно, - считает Берви-Флеровский, - что социалисты Западной Европы, бившиеся как рыба об лед из-за вопроса о рабочем классе, не сумели понять, что в высшей степени несправедливо, чтобы то, что было произведением капитала и труда, составляло собственность одного капитала. Работники должны иметь на ход дела такое же влияние, как и капиталисты, они товарищи. Доходы фабрики, капитал, на нее определенный, должны быть одинаково известны и тем, и другим. Капиталисты получают процент в вознаграждение за риск, работники - остальное".

"Конечно, - отмечает далее Берви-Флеровский, - социальный вопрос в деле промышленного производства этим еще не решается; его разрешение началось бы со дня окончательного устранения капитала от производства; во всяком случае ожесточение между пролетарием и капиталистом увидало бы свой конец".

Так Берви-Флеровский подходит к вопросу о самоуправлении, когда "работники могут с пользой участвовать в управлении промышленными заведениями, где ход дела им часто известен лучше, чем хозяину".

Сравнивая губернии с крупными чугунно-плавильными заводами и с мелкой кустарной промышленностью, автор приходит к заключению, что мелкая промышленность гораздо лучше обеспечивает население, чем крупная. "Неужели можно равнодушно смотреть на то, что машины - этот важнейший благодетель человеческого рода, это плодоносное орудие, которое дает рабочему возможность при несравненно меньших усилиях производить не только вдвое и втрое, но иногда во 100 раз более, - эти машины делаются бичом для рабочего класса? Не только для работников, для целых местностей оказывается более выгодным производить мало и дорого, чем производить много и дешево".

Берви-Флеровский задает вопрос: в чем же выход? И отвечает на него: "Спасти Россию от всех этих бедствий (дороговизны продуктов и нищеты населения), - говорит он относительно горной промышленности, - можно только передачей промыслов и заводов в руки заводских артелей. Между различными артелями будет конкуренция. Капиталист тут совершенно излишний, от него нужно избавиться при первой возможности".

Необходимость подобного рода действий автор выводит из того, что на фабриках и заводах рабочий поставлен в такое положение, что он не может существовать своими заработками, хотя производительность его была бы достаточна для роскошного содержания; вследствие недостаточных заработков, дурной расплаты и обсчитывания он везде погрязает в долгах. Как часто фабрикант находит более выгодным бесчестным образом держать рабочих в кабале посредством подобных долгов, чем честно обеспечивать их существование. Работники и даже дети изнуряются непосильной работой по 16 часов в день. Ярославский статистический комитет нашел образцовым положение рабочих на фабриках, где мужчины, женщины и дети работали по 14 с половиной часов в сутки и жили в казармах. Для охранения здоровья работника не принимается никаких мер, и в то время, когда работники гибнут самым несчастным образом, капиталисты получают на свой капитал по 60% в год. Чаще всего администрация не принимает никаких мер для сохранения здоровья рабочего, но и там, где меры эти по разным причинам принимаются, они остаются безуспешными. Задержка заработной платы, эксплуатация при помощи фабричных лавок, полнейшее пренебрежение предпринимателей не только к здоровью, но и к жизни рабочих, нищенская плата при чрезмерной продолжительности рабочего дня - все эти явления, типические для данного времени, были констатированы со всеми подробностями в отчетах фабричной инспекции в середине 1880-х.

В.В. Берви-Флеровский обобщил большой статистический материал и личные наблюдения, касающиеся социально-экономического развития трудящихся в разных губерниях России. Анализ типов хозяйства (помещичьего, фермерского и крестьянско-общинного) ведется им с привлечением как экономических категорий, так и социальных - описания условий труда и быта людей, их образа и уровня жизни. К. Маркс назвал его работу самой значительной после произведения Ф. Энгельса "Положение рабочего класса в Англии".

Г.Н. Соколова