Психология и соционика

Клуб Квадра. Краткие сведения о соционике и ее связи с психологией. Описания соционических типов. Тесты. Статьи

Кровь PDF Печать E-mail
Автор: admin   
19.09.2010 14:36

КРОВЬ — универсальный культуроформирующий символ; достигает культового статуса одновременно со становлением человека. Исходно выступает символом жизни (смазывание К., а затем символизирующей ее красной краской лба тяжело больных, рожениц и новорожденных младенцев в архаических культурах). Плата К. за освоение новых пространств бытия и обретение новых степеней свободы выступает и осмысливается атрибутом существования людей на всем протяжении их истории (ср.: "плавает земля семь тысяч лет в крови" у Саши Черного). Уподобление кровавой "раны" Земли от первой борозды ранению начинающего действовать сознательно архаического тела — свидетельствовало об отсутствии в мифологическом сознании различения тела "внутреннего" и "внешнего", тела человека и материи природы. "Кровавое" уподобление тела Земли и тела Рода, опирающееся на симметрию их ран, результировалось в процедуре принесения человеческих жертв во время начала посевных работ — что было нормой в подавляющем большинстве регионов мира. Впоследствии репрезентантами К., ее олицетворявшими, выступали жидкости (молоко, мед, вино), предназначавшиеся мертвым, духам и богам.

Кровоизлияние предполагало оформление определенных лакун для свободных волеизъявления и поведенческого выбора в системах с жестко санкционированным допустимым интервалом позволительных культурно-поведенческих сценариев. К. являла собой универсальный знак оплаты богам за произвольные деяния человека: ср. с арабской пословицей "кровь пролита, опасность миновала". Рана, сопряженная с пролитием К., знаменовала собой условие возможности свободы человека, предполагала состоявшуюся расплату за выход из изначального телесного самотождества и биокосмической целостности индивида и рода. (Ср.: хаос как первичное ранение или "разрыв", "разверзающий" некую целостность и "изрыгающий" оппозицию земли и неба; хаос, результирующийся "съёживанием" вселенского тела до индивида. По легендам, огромные змееногие гиганты были рождены богиней животворящей земли Геей из капель К., пролившейся при оскоплении бога неба Урана; аналогично — рождение Афродиты — см. Любовь.) Зримая К. отражала состоявшийся телесный контакт ("откровение" — рана, излияние К. или слово, которое "ранит" — в ходе встречи с Иным), итог принципиального выбора, результат опыта действия наперекор естественности. Так, татуировки, декоративные проколы ушей, следы дуэльных ранений, с одной стороны, и шрамы инициации, с другой, мыслились в качестве знаков подлинного совершеннолетия — меты преодоления стен бытия человеческого дома-тела. Рана в истории очевидно исполняла функцию универсального свидетельства социализации, наглядно фиксируя ту тенденцию, что подлинно окультуренный человек всегда и везде может трактоваться исключительно как более или менее удачный итог информационно-поведенческой либо ритуальной "прививок". В биологическом контексте у амеб и предшествующих им видов нет складок-ранений как таковых, они суть однородная поверхность, омываемая "К." — водой океана.

Эволюционный выход живого из моря на сушу в конечном счете был совоспешествован превращением внешнего (морской воды) — во внутренне-телесное — К. (См. у Витгенштейна: "камень, тело животного, мое тело — все стоит на одном уровне".) Великий круговорот "смерть-рождение" оказался заключен людьми в диапазон просвета свежей раны. Идея о том, что подобное может лечится подобным, синхронна эволюции самой культуры: кровопускание, впервые зафиксированное в 23—22 вв. до н.э., демонстрировало попытку людей освоить запуск механизмов саморегуляции — введения заболевшего человека в цикл "вечного ранения"; замкнуть К. на круговорот, на ее проистекание из океанического состояния и обратно. Произошла ритуально-рефлексивная аппликация догадки, что природно предданные людям ограниченные траектории путей их тел "кровно мстят" человеку за удавшиеся ему идеальные проекты ("уподобляясь, побеждать"), — на сакральную мысль об очищении К., о возможности "смыть К." позор, вину и грех. Здесь "откровение", оно же кровоизлияние — ритуально-целительное ранение, попытка синхронизации резонансов космоса, ритма волн океана, пульсации кровотока, темпа телодвижений и частоты дыхания.

Микрокосм, уподобленный макрокосму, претендует на достижение пластичного и неизбывного бессмертия всем Родом — на интеграцию в вечный галактический бег: по Гераклиту, "нельзя дважды войти в одну и ту же струю, нельзя дважды коснуться одного и то же тела: наши тела текут, как ручьи". Сформировавшиеся складки тела индивида (как, впрочем, и "складки" (см.) на телесной организации рода) позволительно трактовать в качестве следов былых ранений и следствий неоднократных анатомо-физиологических реконструкций. Модификации изначального "тела" всего живого были созвучны обретению человеком самого себя.

Так, по мысли Шопенгауэра, "первоначальная масса должна была пройти длинный ряд изменений, прежде чем мог раскрыться первый глаз". Далее же — иерархизация складок тела людей как итог кровопролитной и репрессивной историко-природной вивисекции в значимой степени предпослала потенциальную возможность и определенную неизбежность их социальной иерархии. (См. прояснение культурного смысла ротового отверстия — как вида складки в системе атрибутов власти, осуществленное Канетти: "... рот темен, желудок и кишки невидны. Никто не знает и никто не задумывается, что там происходит у него внутри. Этот самый изначальный процесс пожирания в основном покрыт тайной. Он начинается с тайны, с сознательного и активного выслеживания, и в тайной тьме тела завершается неосознанно и пассивно".) Жизненная важность К., ее зодиакальный подтекст как символа Весов — знака божественной законности и активной совести человека — придали также особое значение и цвету самой К. или красному (алому) цвету. — См. в комментариях к Исайе (63, 1—2): "Отчего же одеяние твое красно?" именно это по легенде спросили ангелы у Иисуса Христа в день его триумфального вознесения. Ответ известен: Тот, кто выходит "красным" из "давильного пресса" и есть Господь Бог.

А.А. Грицанов